Долгий марш Профессора Жиля

17

Редкий мальчишка не мечтает о воинской славе. Боевые подвиги, нашивки и аксельбанты, восхищенные взгляды... Есть еще бескрайняя высь, открытая летчику. Бушующая ширь океана, подвластная моряку. Или стена огня, отступающая перед пожарным. Маленького Жиля все это не прельщало. Он любил автомобили, играл только в автомобили, говорил только об автомобилях.

Было бы странно, если бы этого не случилось. Он родился в Париже, в старой испанской аристократической семье де Ферранов. Отец работал тогда во французском отделении Ford Motor Co. Но малышу не исполнилось и года, как все они переехали в Бразилию. Здесь, в Сан-Паулу, работал и дядя Жиля. Разумеется, в автоиндустрии.

По воскресеньям мужчины собирались вместе и с упоением рассуждали о поршнях и распредвалах, системах смазки, способах прохождения поворотов, подвеске, шинах, гонках и тому подобных замечательных вещах.

В пять лет Жиль в первый раз сел за руль детского карта и под присмотром отца колесил по свободной автостоянке. Скоро мальчику захотелось ездить быстрее, и один из друзей отца чуть “настроил” машину. Жиль не удержал ставший вдруг необыкновенно прытким карт, перевернулся, врезался в припаркованный на стоянке автомобиль, вспыхнул пожар... Скорее всего, любые другие родители навсегда запретили бы сыну столь опасное занятие. Де Ферраны гордились Жилем и считали, что авария (которая, по счастью, обошлась без серьезных последствий для здоровья мальчишки) научит его быть осмотрительным и аккуратным.

Однако они поставили одно условие. По-настоящему начать гоночную карьеру он сможет лишь в 14 лет. И только если успешно сдаст экзамены в престижный колледж. “Я оценивал свои шансы примерно как 1 к 20, – с улыбкой вспоминал Жиль 15 лет спустя. – Но я очень хотел гоняться. И сдал экзамен! С этого все началось…”

За три этапа до финиша первенства штата Сан-Паулу 1984 года в 125-кубовом классе А прошлогоднему чемпиону класса В пришлось смириться всего лишь с “бронзой” и “серебром” национальной серии в 100-кубовом классе А – нужно было готовиться к экзаменам в университет. Зато на следующий же год студент факультета инженерной механики сел за руль автомобиля Формулы-Ford. В 86-м выиграл первую гонку (в Рио, на той самой трассе, где сражались за мировую корону его кумиры – Ники Лауда, Нельсон Пике, Ален Прост), а в 87-м стал чемпионом.

Мечта сбывалась, Жиль становился гонщиком. А что должен делать настоящий бразилец? Разумеется, идти путем, что проторили Фиттипальди, Пике, Сенна. И назанимав у друзей и спонсоров 50 тысяч долларов, де Ферран бросил университет и уехал в Англию.

В сезоне-88 он не добился ничего. Команда была слабой, машину никак не удавалось отладить. Одному, без друзей и близких, Жилю приходилось отучаться от замашек богатого отпрыска известной фамилии, привыкать к спартанскому образу жизни молодых пилотов. Здесь каждый был за себя, каждый стремился пробиться наверх. Очаровать спонсоров, понравиться менеджеру, войти в доверие инженерам, подружиться с механиками. Гонка на трассе, гонка в жизни.

“Я спрашивал себя, что я здесь делаю, чего хочу добиться, – вспоминал Жиль этот год одиночества и разочарований. – И решил, что автогонки – главная и единственная моя цель. Ад, через который я тогда прошел, сделал меня сильным, научил относиться к жизни серьезно”.

Де Феррану удалось добыть денег для дебюта в Формуле-3 и осенью того злополучного года ему наконец улыбнулась удача. В этой гонке Ф-3 он добыл “поул” (в классе В) и после дуэли с Дэвидом Брэбэмом финишировал вторым, обратив на себя внимание Рика Горна из фирмы Reynard.

Сезон в заводской команде принес Жилю восемь побед и “бронзу” обеих британских серий Формулы-Ford 1600 1989 года. А главное, Горн познакомил де Феррана с Джеки и Полом Стюартами, пригласившими его на тесты в Донингтон-парк. Успешно пройдя испытания, Жиль стал напарником Дэвида Култхарда и, выступая вместе с шотландцем в европейском и британском чемпионатах Формулы-Opel, выиграл две гонки, “бронзу” первого и “серебро” второго.

Но для продолжения восхождения к звездам в компании отца и сына Стюартов требовались деньги. Которых у де Феррана не оказалось. И тут вновь помог Горн – в сезоне-91 Жиль стал бронзовым призером британского чемпионата Ф-3, выступая за заводскую “конюшню” Reynard.

Однако только еще через год – прошло уже долгих пять лет вдали от дома – де Ферран наконец добился первого значительного успеха, выиграв первенство Формулы-3. Фрэнк Уильямс проверил 25-летнего бразильца за рулем чемпионского Williams FW14В. Тогда на мокрой трассе Жиль объехал самого Проста. Но “железного Фрэнка” не убедили громкие заголовки в автоспортивных журналах – он подписал контракт с Дэмоном Хиллом.

И еще два года Жилю пришлось обивать пороги лучших команд мира, пытаясь привлечь к себе внимание за рулем “формулы-3000”. Опять безуспешно: одна победа и четвертое место в 93-м, “бронза” через год никого из хозяев “конюшен” Ф-1 не заинтересовали. И в третий раз за последние шесть лет на выручку бразильцу пришел Рик Горн.

В начале июня 1994 года владельцу команды CART Джиму Холлу срочно понадобился водитель-испытатель – штатный пилот Тео Фаби оказался занят. Узнав об этом (“конюшня” Холла использовала шасси Reynard), Горн позвонил в Штаты. Через несколько дней Жиль отправился в Биг-Спрингс, штат Техас. Посмотрев на парня, выслушав рекомендации Рика и Джеки Стюарта, Холл предложил бразильцу двухлетний контракт.

Как много было надежд! Продав дом в Суррее, молодая чета де Ферран (Жиль встретил Анджелу Бакленд в 90-м, когда дочь издателя Motoring News работала в Paul Stewart Racing) с новорожденной Анной перебралась за океан. Когда-то, 15-летним подростком, Жиль уже был в Штатах – по школьному обмену жил три месяца на молочной ферме в Висконсине. Страна эта поразила его своими безграничными возможностями. Вот и сейчас он думал о блестящей американской карьере Фиттипальди, Мэнселла, Фаби. Если его не приняла Формула-1, Жиль добьется признания в гонках “индикаров”.

Не тут-то было. Поломки, аварии – целый сезон все шло наперекосяк. Прошло уже 11 этапов, а де Ферран набрал жалкие девять очков. Но Холл и его главный инженер Билл Паппас верили в бразильца – Жиль покорил их необычайно вдумчивым подходом к гонкам. Этот парень, свободно говоривший на английском, французском, испанском, португальском, зачитывавшийся фантастикой и любивший фильмы Де Ниро и Аль Пачино, превращался в самого внимательного слушателя, когда речь заходила о гоночном автомобиле. Очень скоро спокойного, улыбчивого бразильца назовут за это Профессором. А Роджер Пенске, один из старожилов американских автогонок, заметит: “Вы знаете, что он сказал, когда увидел на стене чертеж коробки передач – мы впервые тогда пришли с ним в мастерские Penske Cars? “Что за странное место для шестерни заднего хода...” Не знаю, кто из знакомых мне гонщиков вообще понял бы, что там изображено!”

Наконец в Кливленде Жиль выиграл квалификацию и лидировал 67 из 90 кругов. В Ванкувере финишировал вторым, а в Лагуна-Секе выиграл свою первую гонку чемпионата CART.

Но и тогда жизнь не стала для Жиля легкой прогулкой по дороге славы. Сезон проходил за сезоном, команду Холла Жиль сменил на “конюшню” Дерека Уокера, а победы давались с трудом. В 97-м он стал серебряным призером первенства... не выиграв ни одной гонки! Потом дела пошли еще хуже. Жиль, еще недавно на равных сражавшийся с Андретти, Анзером, Занарди, Вассером, Трейси, Рейхолом, постепенно из главных претендентов на “золото” превратился в середняка. А когда летом 1999 года стало известно, что де Ферран подписал трехлетний контракт с Капитаном Пенске, поклонники бразильца и вовсе загрустили – самая заслуженная и богатая команда СART уверенно шла от поражения к поражению, опускаясь все ниже и ниже в табели о рангах заокеанского гоночного первенства. И только сам Жиль знал, что он поступил правильно.

“Придя в команду, я почувствовал их абсолютно бескомпромиссный подход к делу, – сказал он в начале весны, когда совсем недавно такие беспомощно-медленные красно-белые машины Капитана Пенске стали обгонять лидеров, – я понял, что каждый здесь живет единственной целью – вернуть команду на вершину. И сразу решил, что приложу для этого весь свой талант, все свои силы”.

Именно де Ферран принес Penske сотую победу – рубеж, который команда силилась преодолеть долгих три года, – опередив всех соперников на коротком треке Назарета. Потом Жиль первенствовал еще в Портленде, а финишировав вторым в Лагуна-Секе, за два этапа до финиша сезона впервые захватил лидерство. И удержал его до последнего метра последней гонки в Фонтане.

Получая чек на призовой миллион на торжественном банкете, последний чемпион CART ХХ века по обыкновению мягко улыбался: “К несчастью, мой титул не дает мне в будущем никаких привилегий. Новую битву мы начнем с чистого листа. Но вы не представляете, какое удовлетворение приносит мне моя работа. Каждое утро, вставая, я думаю о гонках, о том, как за моей спиной взвоют девять сотен “лошадок”. Фантастическое чувство!..”

Долгий марш Профессора Жиля продолжается.

Автор: Александр Мельник

Источник: Formula-One.ru

Последние записи:

Комментариев еще нет.

Leave a Reply